ЖИВОЕ БОЛОТО
Комплексно снижаем пожарную опасность осушенных торфяников вместе с жителями и пожарными службами
В прошлом веке торфяные болота на территории России массово осушали ради добычи топлива для торфяной энергетики и нужд лесного и сельского хозяйства. Сейчас структура экономики изменилась, торфопредприятия в разных регионах закрылись. Брошенными остались миллионы гектаров осушенных торфяников, которые горят каждый год.

Последствия климатических изменений затрудняют борьбу с пожарами: из-за засушливой и жаркой погоды пересыхают водоёмы с доступной для тушения водой, а торф чаще загорается от палов травы, непотушенных костров или выброшенных окурков. На фото — пожар в Ленинградской области, июль 2021.

Почему нам вообще есть дело до осушенных болот?
Здоровье сообществ
После закрытия градообразующих торфопредприятий жители местных посёлков лишились рабочих мест, населённые пункты страдают от депопуляции и депрессии. Болота снова могут стать источником заработка для населения — но уже в устойчивом, неразрушенном состоянии.

Если на долгий срок защитить торфяники от огня, территории можно превратить в места с потенциалом развития экотуризма, предпринимательского выращивания рыбы и ряски, получения недревесных продуктов леса (ягод, грибов) или обустройства карбоновых ферм.
Здоровье людей
Относительно низкие температуры горения торфа приводят к обильному образованию продуктов неполного сгорания органики: угарного газа, бензапирена (канцероген, вредное вещество 1-го класса опасности). А главная опасность торфяного дыма — это сажа в составе: мелкодисперсные частицы оседают в лёгких и попутно осаждают на себе другие загрязнители, в том числе тяжёлые металлы и продукты химического производства.

В зоне риска — дети, беременные женщины, пенсионеры, люди с болезнями сердечно-сосудистой системы, легких, бронхов, аллергиями.
Здоровье планеты
Растения болот тысячелетиями усваивают углекислый газ из атмосферы и запасают органический углерод в виде торфа. Осушение торфяников запускает процесс разрушения этих важнейших углеродных хранилищ. Даже не горящее осушенное болото само по себе, просто за счёт окисления (усадки) торфа является источником парниковых газов. А торфяные пожары способны высвобождать углерод с огромной скоростью.
Торфяные пожары традиционно считаются непредсказуемым стихийным бедствием. Мы же относимся к ним как к хорошо прогнозируемой и даже управляемой ситуации, где можно заранее оценивать и снижать риски для людей и экосистем. Для этого мы используем комплексный подход: сбор и анализ данных, влияние на общественное мнение, готовность к раннему реагированию и обводнительные мероприятия.
Оцениваем пожарную опасность территории
Строим для пожароопасных участков обоснованные гипотезы о преобладающих причинах пожаров, потенциальных сложностях в тушении и возможных решениях. Для этого мы:

  • по спутниковым снимкам среднего и высокого пространственного разрешения, данным о термоточках и доступным картографическим материалам определяем характерные места начала пожаров, участки с регулярным и длительным горением в течение сезона, направления шлейфов дыма от торфяных пожаров, категории землепользователей;
  • проводим глубинные интервью и фокус-группы с представителями ключевых аудиторий.
Устойчивое и долгосрочное снижение пожарной опасности торфяников возможно, когда количество пожаров и уровень подготовки ответственных служб позволяют не давать очагам разгореться даже в сложных условиях жары и засухи.
Фото: Мария Васильева / Greenpeace
Олеся Волкова / Greenpeace
Иван Голенков / Greenpeace
Made on
Tilda