«Зомби-пожары»
Зима близко: исследуем зимующие торфяные пожары и придумываем, как эффективно с ними бороться
Зрелище необычное и от этого жутковатое: посреди снежных завалов и при уверенной минусовой температуре из-под земли постоянно идёт дым. Это пожар, который ещё с осени «пережидает» сезон холодов и осадков в богатом углеродом тлеющем торфе и продолжится весной. Такие зимующие под снегом торфяные пожары, которые могут стать проблемой следующего года, получили в прессе броское название «зомби-пожаров».
В декабре 2021 года интернет облетела съёмка Семёна Сивцева в окрестностях Оймякона в Якутии — самого холодного постоянно населённого места на планете. На видео торфяной пожар дымит из-под снега при температуре -60℃ — на том же месте, где весной и летом того же года действовали крупные ландшафтные пожары.
Видео: Семён Сивцев
К сожалению, Якутия — не единственный регион, в котором замечены «зомби-пожары».

  • После аномально сухого и жаркого лета и осени 2021 года в Свердловской области осталось необычно много торфяных пожаров, часть из которых пережили зиму и даже могли привести к задымлению Екатеринбурга.
  • Проблема «зомби-пожаров» отмечается в том числе на территории Аляски и Канады.
Так в феврале 2022 года в окрестностях Екатеринбурга горел осушенный торфяник.
Что стоит за «зомби-нашествием»?

В условиях климатического кризиса учёные с тревогой отмечают, как меняется режим лесных и торфяных пожаров на северных территориях. Программа Европейского Союза по наблюдению за Землёй показала, что летом 2020 года лесные пожары за Полярным кругом побили рекорд выбросов углекислого газа для этой территории. При этом переход огня на торфяные почвы поддерживает возобновляющийся цикл лесоторфяных пожаров: огонь может «пересидеть» осенне-зимний период под землёй, а затем снова выходить на поверхность, как только потеплеет.
Тление торфа под снегом переходит и в открытый огонь.
Пожары разгораются раньше и дальше на север, в ландшафтах, которые когда-то считались безопасными в пожарном отношении. В том числе мы видим очень опасную тенденцию: торфяные пожары теперь происходят не только на осушенных человеком болотах, но в условиях экстремальных засух — и на естественных болотах. Площади таких болот в Сибири огромны и занимают почти четверть арктической зоны, а Васюганские болота — вообще самая большая болотная система в северном полушарии планеты.
Так, а почему это плохо?

Вот как последствия меняющегося режима северных пожаров уже влияют и на повседневную жизнь, и на глобальные климатические процессы.
Опасно для людей (здесь и сейчас)

  • Огонь от тлеющего торфяника весной может перейти на сухую траву и лес, а осенью после пожарного сезона снова уйти под землю. Так неуправляемый цикл воспроизводства пожаров сам себя поддерживает, и его крайне сложно и дорого остановить.
  • Это означает постоянную внесезонную угрозу задымления населённых пунктов от разгоревшихся торфяников и других видов ландшафтных пожаров.
  • Резкое таяние богатой льдом мерзлоты вызывает оседание, наводнения, ямы и кратеры. В результате происходят аварии на промышленных объектах Крайнего Севера и нарушается жизнь местных сообществ: скручиваются и изгибаются трубопроводы, автомобильные дороги покрываются трещинами, а поезда вынуждены снижать скорость, так как железнодорожные пути деформируются.
Опасно для климата (это мы тоже скоро почувствуем на себе)

  • Растения болот тысячелетиями усваивают углекислый газ из атмосферы и запасают органический углерод в виде торфа. При торфяных пожарах накопленный углерод в огромных количествах высвобождается обратно. По разным подсчётам, выбросы могут составлять от 500 до 1100 тонн СО2-эквивалента с гектара даже без учёта сгорающего на поверхности торфяника леса или другой растительности.
  • На льду Арктики оседает чёрный углерод, или сажа, которую выбрасывают пожары, в том числе (и особенно) северные. Чернеющая ледяная шапка хуже отражает солнечные лучи, лёд тает и меньше охлаждает планету.
  • Помимо углекислого газа при таянии вечной мерзлоты высвобождается метан, ещё более сильный по своему парниковому эффекту.
Пока что само явление зимующих торфяных пожаров не изучено подробно. Оно не было таким массовым и угрожающим в прошлом и воспринималось скорее как неопасная экзотика. Внимание журналистов к «зомби-пожарам» в последние годы растёт, а вот среди пожарных служб пока нет точного понимания, как прогнозировать такие пожары и какими методами с ними можно надёжно и быстро бороться.
А есть какие-нибудь хорошие новости?

Ключ к спасению от пожарного зомби-апокалипсиса — на стыке исследований и адаптации имеющегося опыта к новым условиям. В течение сезона 2022/2023 мы исследуем зимующие торфяные пожары в отдельных российских регионах:
1
строим и проверяем в полях гипотезы, как прогнозировать по космическим снимкам развитие «зомби-пожаров» для разных территорий;
2
проводим опыты по тушению этих пожаров, сравнивая технологии зимнего и весеннего тушения по трудозатратам и стоимости;
3
пробуем спрогнозировать, где «зомби-пожары» могут стать проблемой к весне 2023 года, и применить там наиболее эффективные методики;
4
готовим рекомендации по применению разработанных методик прогнозирования/обнаружения, профилактики и тушения для использования пожарными службами и добровольцами.
Тепловизор — незаменимый помощник в поиске действующих очагов торфяных пожаров.
Обложка и фото: Мария Васильева / Greenpeace
Made on
Tilda